Для молодшого шкільного віку

Барвинок 1992, №9

Барвінок виходив українською і російською мовами і цей номер якраз російський. Втім цікаво те, що вірші і комікси у номері подані українською мовою.

Файл повністю скачався, але не відкривається? Може Ви не встановили програму WinDjView? Скачайте її тут. Про інші програми для читання читайте у відповідному розділі сайту.
1992 рік, видавництво «Молодь». Кількість сторінок: 22.


Фрагменти:

СЕНТЯБРЬСКИЕ ПРАЗДНИКИ
21 СЕНТЯБРЯ —  РОЖДЕСТВО СВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

В этот день празднуют Рождество Девы Марии — Матери нашего Спасителя.
Как известно, в городе Назарет жила благочестивая семья — Иоаким и его жена Анна. И хотя жили они долго и счастливо до глубокой старости, но случилось так, что детей у них не было. Поэтому супруги постоянно молили Бога, чтобы Он послал им на радость ребёнка.
Господь услышал их молитвы и искреннюю мольбу.
Однажды к ним явился Ангел и возвестил, что Господь решил подарить им за благочестивую жизнь дочь. При этом Ангел добавил, что «именно Ею будет даровано спасение всему миру, а наречётся Она Марией». - Это имя, как известно, Означает «надежда», «величественная».
Вскоре пророчество сбылось — у благочестивых супругов родилась девочка, которую они, согласно Божьему повелению, назвали Марией. Именно она стала Матерью Спасителя нашего — Иисуса Христа.

27 СЕНТЯБРЯ —  ВОЗДВИЖЕНИЕ, ЧЕСТНОГО  И  ЖИВОТВОРНОГО КРЕСТА ГОСПОДНЯ
Издавна христиане мечтали отыскать тот Крест, на котором был распят их Спаситель.
Древнеримская царица Елена вместе с богатыми верующими откопала тот Крест на Голгофе, горе, где распяли Иисуса. Вместе с этим Крестом откопали ещё два. Как же узнать, какой из них — ИМЕННО ТОТ?
А в это время в доме неподалёку умер человек. Царица приказала приложить к покойнику все три креста по очереди. Так и сделали. Приложили два креста — ничего, а когда приложили третий крест — покойник сразу воскрес!.. Так с помощью Креста   Спасителя   Бог   сотворил   чудо!
После этого к Иерусалиму начали со всех сторон прибывать люди, чтобы поклониться Животворному Кресту. Но их было очень много, и не каждый мог дотянуться до Креста Спасителя. Тогда епископ поднял Крест над головой — ВОЗДВИГ, и все люди увидели тот Крест и восклицали: «Господи, помилуй!» Именно от этого воздвижения праздник получил своё название.
Наш народ называет этот праздник ещё и «Здвиженням», ибо, по народному поверью, в этот день земля «сдвигается» на зиму, чтобы отдыхать до весны — до Благовещения. Настают холодные дни, и птицы начинают улетать в тёплые края. По этим же поверьям, детям в этот день нельзя ходить в лес, так как в «гадючьих ямах» собираются змеи, могущие заманить ребёнка к себе...

СОКРОВИЩНИЦА БАРВИНКА

Іван ФРАНКО

Книги — морська глибина:
Хто в них пірне аж до дна,
Той, хоч і труду мав досить
Дивнії перла виносить

Павло ТИЧИНА
СЛОВО

Слово наше рідне!
Ти — сьогодні зазвучало
як початок, як начало,
як озброєння всім видне,
слово наше рідне!

То ж цвілась калина,
червоніла, достигала,
всьому світу заявляла:
я — країна Україна —
на горі калина!

А Вкраїни ж мова —
мов те сонце дзвінкотюче,
мов те золото котюче,
вся і давність, і обнова —
українська мова.

Гарне ж ти на вроду!
Бо ти єсть не всепрощення:
ти в боях пройшло хрещення
слово мужнього народу,
що не дрогне зроду.

Ми в тобі знаходим:
блиски гроз і цвіт задуми,
пісні дзвін, моральність думи,
ми в похід з тобою ходим —
все в тобі знаходим.

Розцвітай же, слово,
і в родині, і у школі,
й на заводі, і у полі
пречудесно пречудово —
розцвітай же, слово!

Хай ізнов калина
червоніє, достигає,
всьому світу заявляє:
я — країна Україна —
на горі калина!

Леонід ГЛІБОВ
Бачить — не бачить, 

Чути — не чує,

Мовчки говорить,

Добре мудрує.

Кривду соромить,

Правди навчає,

Часом жартує,

Смішки справляє,—

Люба розмова;

Дай, боже, діти, 

З нею довіку 

Знаться-дружити.
Хто ж то такая

В світі щаслива,

Мудра, правдива

І жартовлива? 

Як не вгадали,

Стану в пригоді, 

Річ коротенька:

Книжка, та й годі.

Всеволод НЕСТАЙКО
ТАЙНА МОНТЕ-КРИСТО

Вася очень любил тайны.
Но тайны избегали Васю. Они так и кишели в приключенческих книжках, в кинофильмах, в телесериалах. А в жизни — хоть ты тресни. В жизни Васиной были одни лишь непонятности, которые затем становились понятностями. А настоящей увлекательной тайны, от которой холодеет в животе и дрожит под горлом,— ни одной.
И Вася должен был сам придумывать себе тайны. Но об этом никто не знал. Ни папа, ни мама, ни бабушка, ни одноклассники.
Папа и мама работали на железной дороге: папа в поездной бригаде, мама диспетчером на сортировке. Вася видел их очень редко. Квартирный вопрос на станции никак не решался, и они подкинули сына бабушке в родные Заваляйки, поскольку в общежитии было тесно, смотреть за мальчишкой некому, да и жизнь в селе значительно легче.
Бабушка тоже в заботах (и курочки, и кроли, и поросёнок, и огород),— не до тайн бабушке.
А с одноклассниками у Васи отношения не сложились. Вася с бабушкой жил на краю села, над речкой, на отшибе. Никто из одноклассников сюда не наведывался. Да и характер у Васи, честно говоря, был тяжёлый, некомпанейский, некоммуникабельный, как теперь выражаются, характер. В коллективе Вася, словно ёжик, всегда свёртывался в клубок и выставлял иголочки. Ему постоянно казалось, что его хотят обидеть, и он заранее кололся во все стороны. Впечатлительный был мальчик. Кагда-то он слышал, как одна соседка сказала о нём другой: «Ты глянь, отец такой симпатичный, и мать ничего, а дитя — как опёнок». Он и вправду был неказистый — щуплый, сутулый, лопоухий, носик кнопочкой... Да разве в этом человеческие достоинства! Вон граф Монте-Кристо в телевизионном сериале тоже страшноватый, лицо — будто корова пожевала, а каков герой!
Собственно говоря, этот граф Монте-Кристо и стал для Баси образцом, кумиром. Именно графом Монте-Кристо воображал себя Вася в своих одиноких играх-фантазиях. Был у графа и свой замок — настоящий сказочный замок, полный загадок и тайн. Через дорогу от бабушкиной хаты стояла скособоченная развалюха, в которой уже лет десять никто не жил. Соседку бабу Христю Вася даже і не помнил. Огород её с разрешений директора совхоза бабушка засевала пшеницей. А вишнёвый садик вокруг хаты так густо зарос акацией, бузиной, крапивой, лопухами и всяческим бурьяном, что к крыльцу надо было прорубаться сапкой. Но именно эти заросли и делали развалюху таинственным замком.
Вася, обдираясь, пролазил к двери, переступал подгнивший сорванный порог и попадал в сырую темень сеней. Тут сердце его всегда громко стучало, поскольку казалось, что из тёмного угла на него кто-то смотрит. И он спешил зайти в хату. Там тоже было сумрачно, но всё же просторнее и виднее. У окна стояла ржавая кровать без матраца, с порванной сеткой, а в углу — деревянный сундук с проломанной крышкой — всё, что осталось от домашнего скарба. Однако графу Васе Монте-Кристо этого вполне хватало. Сетку он так-сяк подвязал, набросал сена-соломы, и вышло прекрасное графское ложе. А в сундуке он хранил неисчислимые графские сокровища и оружие.
О! Сколько героического и благородного совершил граф Вася Монте-Кристо, лёжа на сене-соломе в своём замкеі
Поражённые одноклассники только рты разевали и завистливо вздыхали, а курносая красавица Надька Пилипчук, всегда презрительно прыскавшая, глядя на Васк}, жалко и льстиво усмехалась: «Простите, граф! Я ведь не знала, что вы такой герой! Я согласна сидеть с вами за одной партой. Вы же хотели».
Какие это были прекрасные сладостные фантазии!..
И вдруг...
Вася поехал в райцентр за батарейками для фонарика. Батареек не
достал. Автобуса долго не было (перебои с бензином). И когда Вася вернулся после обеда, они уже хозяйничали в его замке. Их было трое: пожилой дядечка в очках, молодая женщина и мальчишка лет десяти, как и Вася. Все были в спортивных костюмах и старательно трудились: вырубывали, расчищали заросли, сгребая всё в кучу. Ржавая кровать была вынесена, разобрана и сложена под сараем.
У Васи сжалось сердце и похай дели ноги, когда он это увидал.
Кровь ударила Васе в голову, и он бросился за куст, чтоб его не заметили. Затем попятился и в обход, огородами подался домой.
—    А у нас новые соседи,— сказала бабушка.— Продал-таки Папа.
Бабушка Христя наследников не имела, и всё её имущество перешло на баланс совхоза и сельсовета. Директор совхоза Григорий Саввич Боровой, которого люди ещё в застойные времена именовали Папой, все десять лет никому бабыхристину развалюху упрямо не продавал, хотя желающие были (хорошая была местность). Поговаривали, будто он придерживает её для какого-то то ли районного, то ли даже областного начальства под дачу. Но времена изменились, начальство перекочевало в различные совместные предприятия, брокерские конторы и частные фирмы. И планы Папы, видимо, изменились тоже.
—    На начальство эти вроде бы и не     похожи,— сказала     бабушка.— Хоть и городские. Под дачу всё же купили. Пшеничку теперь сеять — дудки.
Бабушка вздохнула.
Целый день Вася наблюдал за новыми соседями издали из-за забора.
Мальчишка был чернявый, голубоглазый и стройный. Симпатичный мальчишка. Надька Пилипчук на такого прыснуть не посмела бш И это делало обиду ещё более жгучей. «Ну! Я тебе покажу, зараза! Вот погоди, погоди!» — всё аж кипело у Васи внутри. Он сразу возненавидел того Игорька.
Новые соседи провозились до самого вечера. И поехали, когда уже смерклось. Прощаясь, сказали бабушке, что приедут через несколько дней, в следующую субботу. Привезут раскладушки, постель и тогда, наверное, уже и переночуют.
Утром Вася пошёл на чужую теперь территорию бывшего замка графа Монте-Кристо. Сердце сжималось щемяще и болезненно.
Вася долго неприкаянно ходил по стерне. И словно впервые заметил, какой чудесный вид открывается отсюда, с бабыхристиного огорода. Участок был на холме, внизу вилась в долине речка, а на том берегу вновь поднимались живописные холмы с борами и перелесками. Не зря положило глаз на эту местность бывшее начальство.
И теперь вся эта красота принадлежит чужим людям, городским «дачникам»,   этому   красавчику   Игорьку!
Нет! Стерпеть это было невмоготу. Надо что-то сделать! Отомстить!
Проще всего, конечно, подстеречь Игорька где-то в кустах и надавать по роже. Вы не смотрите, что Вася такой щуплый и неказистый? Он жилистый, вёрткий. В драке может дать фору и тому, кто на полголовы выше. Это в классе известно всем. Здоровяк Гриць Заремба до сих пор носит шрам на подбородке от Васиного удара пеналом — хотел, видите ли, показа-ковать над Васей. И Володьки Очерет-ного Вася не испугался, хотя тот и на год старше. Заставил свою шапку, которую Володька в лужу бросил, доставать оттуда зубами. Теперь Васю никто и пальцем не трогает. Ну его, психованого!..
Итак...
Но... Побежит же Игорёк, слёзы по физиономии размазывая, к мамочке жаловаться. А та—к бабушке. А бабушка, хоть и добрая, не сможет от родителей скрыть. А родители начнут воспитывать. На глазах у соседей. И потом всё это время Игорёк будет торчать перед носом. Никуда ведь от него не денешься, не спрячешься. Сосед! Не жизнь ведь будет, а мученье.
Нет! По роже давать нельзя. Только себе морока. Надо придумать что-то более умное. Чтобы тайна была! Чтоб никто не знал, что это он, Вася, придумал. Например, выкопать в саду яму и замаскировать ветками. Ступит Игорёк — гур-гур! —и... А если не Игорёк, а мама ступит? И ногу сломает? Нет. Не годится. Граф Монте-Кристо так не поступил бы. Но и обид граф не прощал никогда. Всем врагам: своим отплатил.
Думать надо.
Думай, Вася, думай!
Заурчал мотор автомобиля.
К бабушкиным воротам подъезжал директорский «рафик». За рулём сидел Папа, Григорий Саввич. Он всегда ездил сам, без шофёра.
Бабушка, опершись на грабли, смотрела на него из-под ладони.
—    День добрый! — поздоровался Папа, вылезая из машины. Был он полный, с обветренным лицом и загорелой блестящей лысиной.
—    Здравствуйте, коль не шутите! — усмехнулась бабушка.
—    Пшеницу выкосили,— сказал директор, глянув на соседский огород, где стоял Вася.
—    Да уж так, выкосила,— кивнула бабушка.— Андрей Гапочка, слава тебе, Господи, помог.
—    Это я сказал ему.
—    Благодарствую.
—    Да какое там «благодарствую», если сеять больше не будете... Ну, я вам на берегу нарежу. Не беспокойтесь.
—    А я разве что говорю...
—    Да я понимаю, вам было удобно тут, по соседству... Но...— директор вздохнул.— Надо было пойти людям навстречу... Чернобыльцы они. Дед — киевский. А дочь с мужем и с мальчиком в Чернобыле жили. Муж на АЭС работал. И во время аварии как раз на вахте был. В прошлом году умер.
—     О, Господи! Царство небесное! — Бабушка перекрестилась.
—    Да и у мальчика формула крови плохая. А сейчас, сами знаете, какие времена... Весной они почти голодали... Вот я и решил им эту развалюху... Подремонтируют немного и... На новую не соберутся... А сейчас, видите ли, и городские к земле тянутся. Да и то... Лишь земля и может спасти... Вы их тут не обижайте. Они люди хорошие. Их деда я знаю. Журналист он. Когда-то писал о нашем совхозе. Ну, будьте здоровы!
—    Будьте здоровы! Будьте здоровы!— закивала бабушка.
Дверцы хлопнули. «Рафик» поехал.
Бабушка глянула через дорогу на Васю и молча горько покачала головой — слышал, мол, какое горе... Потом повернулась и поплелась в хлевец, где нетерпеливо похрюкивал поросёнок.
У Васи лицо горело, словно ему дали пощёчину.
Формула крови...
Какие страшные слова!.. Смертельным холодом веет от них. Как и от слов «Чернобыль», «АЭС», «авария»...
Их Заваляйки находились в чистой зоне. И там, за лесом, по ту сторону речки, выстроили в прошлом году новый посёлок — для чернобыльских переселенцев с загрязнённых территорий. Когда едешь в райцентр, видны однообразные кирпичные домики под шифером с однообразными сараями, туалетами, с голыми, ещё без деревьев, дворами, вытянувшимися под шнурок в ровные ряды у леса. И хотя всё это новое и добротное, но так почему-то сжимается сердце от неуютности, словно это не дома, а новобранцы, тоскующие о родной сторонке...
Формула крови...
А он хотел... И за что, спрашивается?
Ну и придурок ты, Вася! Настоящий придурок. Не зря ребята говорят — «психованый».
«Весной    они   почти   голодали...»
На дачу эту, на огород надеются, видимо, чтобы подкормиться. Да когда это будет... На тот год, не раньше. Ничего уже не посеешь, не посадишь — не соберёшь...
Вася внезапно сорвался и побежал в хлевец, где поралась с поросёнком бабушка.
—    Бабуня! — воскликнул он.
—    Чего   тебе? — обернулась   она,
—    Бабуня! — повторил Вася и умолк.
—    Что?
—    Можно... можно, я банку с салом возьму в погребе?
—    Зачем? — Она .внимательно глянула на внука. И тут же улыбнулась: — А-а... Возьми, возьми, конечно.
—    Только вы — никому! Да? Никому! Пусть будет тайна.
—    Пусть! — кивнула    бабушка.— А то ещё не возьмут. Постесняются. Ты ещё и компотов прихвати. И огурцов, и помидоров... Я уж и сама думала...
Вася поспешил в погреб...
Двери соседней хаты были неза-перты. Да и зачем запирать, если там только ветер гуляет.
Прибрано, подметено. Только сундук стоит в углу. Крышка целая. Успели уже и починить.
В сундук всё не влезло. Вася поставил банки на пол. И прикрыл рядком. А к рядну пришпилил булавкой листок бумаги. На нём было написано:

«Игорёк!
Гуманитарная    помощь. От г. М.-К.»

Это была первая настоящая непридуманная тайна графа Монтекристо.
Вася ужасно любил тайны...

Христина БІЛОУС
ДО ЛЬВОВА

Ти чарівний у зоряній тиші,
Ліхтарі золоті виколисуєш...
Подарую тобі колисанку,
Будеш снити до самого ранку.
Дощ умиє твої сірі очі,
Сонце висушить роси охоче.
Пане Львове, збуди свої леви,
Хай побачать розквітлі дерева.

ДВІ ПЛІТКАРКИ
По дорозі з міста додому
Зустріла ворона знайому
Сусідку свою білобоку,
Красуню, пліткарку-сороку.

І стали точити ляси
Про моди, дієти, прикраси,
Про гороскопи і чари
І про пташині базари.

А чорна хмара зухвала
Почула й зареготала.
Пліткарки враз розлетілись,
А то б і тепер гомоніли.

ТАТОВЕ СОНЕЧКО
Мій тато робить малювати
Весну розквітлу, літо, хату.
Аж сонечку цікаво стане,
Як у вікно до нас загляне.

І скаже сонечко мені:
«Христинко, будемо дружити,
Як сонце з сонечком світити
Для татка рідного в вікні».

НАКАЗАННАЯ ХИТРОСТЬ
Польская народная сказка

Как-то раз богатый пан из-под Ольштина охотился один в большом-пребольшом лесу.
В том лесу посреди поляны была огромная яма, вырытая на волков. Пан шел через   поляну   и   нечаянно упал   в яму Как же он испугался, когда увидал, кто той яме! А там сидели медведь, огромная
змея и кот. Каждый с ужасом смотрел на остальных. Пан прижался к стене и давай кричать, моля о помощи. Звал целых три дня — всё напрасно.  Лишь на четвёртый  день  батрак  Михал   пришёлв лес     нарубить    дров     и     услышал голос из ямы. Он подошел к яме и спрашивает:
—     Кто там?
А заглянуть в яму нельзя, поскольку она хворостом прикрыта, да и, по правде говоря он очень испугался.
Пан узнал голос батрака.
—     Это    я,    твой    хозяин! — крикнул он.— Я упал в волчью яму. Помоги мне выбраться. Вот увидишь, как я тебя отблагодарю.
Михал отыскал длинную жердь, опустил в яму. Чувствует — кто-то ухватился за неё. Стал Михал тянуть и с большим усилием вытащил жердь обратно. И что бы вы думали — кого он увидел? Не своего хозяина, а громадного косматого медведя, который со всех ног умчался в чащу.
Бедный Михал задрожал от испуга и решил, что это чёрт его звал, а потом превратился в медведя. Михал хотел уж было убегать; когда вновь услышал из ямы голос:
—    Не бросай меня здесь, Михал, дорогой! Смилуйся! Я знаю — ты хочешь жениться. Справлю тебе отменную свадьбу, только помоги мне выбраться из ямы.
Услыхал это Михал, усмехнулся. Хоть и не верил, что это его хозяин, но решил попробовать ещё раз. Осторожно засунул жердь в яму — и тут же почувствовал, как что-то карабкается по ней. Потянул Михал жердь, и показалось ему странным, что пан такой лёгкий. И тут из ямы выпрыгнул кот, мяукнул и метнулся в кусты.
—     Ой, ужас! Это был, наверное, дьявол. В этой яме, видимо, сидят одни черти.
Он уже хотел удрать, но пан стал умолять и причитать:
—    Не бросай меня, Михал, дорогой! Близитя ночь. Я умру от страха, голода и холода. Подарю тебе целое хозяйство и кучу денег, если ты меня спасёшь.
Михал вновь засунул жердь в яму. Но на этот раз с жерди с шипением соскользнула   змея   и   исчезла   в  траве.
«Слышу человеческий голос, а из ямы лезут дикие звери!» — удивился Михал.
Он бросил жердь на землю, но пан так умолял и кричал, что больно было слушать.
—    Смилуйся! Смилуйся! Опусти сюда жердь! Теперь уже в яме никого нет, кроме меня. Отдам тебе всю свою усадьбу и все деньги, если спасёшь мне жизнь.
«Если это и вправду хозяин и я его спасу, будет он мне благодарен до самой смерти,— подумал Михал.— Может, даже и не отдаст всей усадьбы, но деньжат всё же отсыплет».
Повозился Михал немало, поскольку пан был толстенный и тяжеленный. Но едва тот ступил на твёрдую землю, как тут же гаркнул:   
—    Ты, дурак! Чего так долго возился? Я  чуть  от  голода  из-за  тебя  не  умер.
Михал не на шутку испугался. Быстренько вытащил из кармана горбушку ржаного хлеба, которую взял с собой на ужин, и отдал пану.
Немного подкрепившись, пан тяжело оперся на Михала и медленно побрёл к своей усадьбе. А когда стал на пороге, сказал Михалу:
—     Ну, теперь ты мне уже не нужен. Ступай себе.
Назавтра рано-ранёшенько батрак подался на панский двор. «Может, всё же даст мне что-то на свадьбу», — думал он.
Зашёл во двор и говорит слугам: так, мол, и так.
—    Чего же тебе надо от него? — спрашивают слуги.
Михал рассказал, как спас пана из волчьей ямы. Слуги стали смеяться и ругать его. Не один думал: «Если бы это я нашёл —  там бы в яме и бросил. Пусть волки его сожрали бы». Ведь пан был злой
и жестокий.
Наконец кто-то из слуг подошёл к нему и сказал:
—    Там, уважаемый господин, пришёл человек, который вас вчера вытащил из ямы. Он хочет что-то вам сказать.
—    Что?! — сердито гаркнул пан.— Меня вытащил из ямы? Враки!
Выбежал он во двор, обругал Михала, назвал лжецом, а потом взял кнут да и выгнал его со двора ещё и собак натравил.
Вот так   отблагодарил!   Грустный и обиженный возвратился Михал в свою хатёнку в лесу. Пришёл — что за чудеса?—дверь открыта. Глянул—а там медведь и кот, которых он спас, лежат на полу, а змея примостилась на печи. Все трое ждут его.
Михал так и застыл, увидав эту троицу, но медведь вежливо подошёл к нему и повёл в кладовую. Там лежал олень, которого он добыл для Михала.
—    Вот хорошо! Хоть будет что на свадьбу поджарить! — даже руками всплеснул Михал.— Премного благодарен тебе.
Тут подбежал кот и, ластясь, повёл Михала в сени, где на скамье лежал букет прекрасных цветов.
—    Будет чем украсить хату на свадьбу! — обрадовался Мвдал.— Благодарю.
Наконец подползла змея, держа во рту камень-самоцвет, который сверкал на всю хату.
—     Ой, да это же, наверное, стоит огромных денег! — удивился Михал.
Он вежливо поблагодарил зверей и накормил их; они и подались себе в лес.
А Михей сел на скамью и взял самоцвет в руки. Смотрит и не знает, что с ним делать.
Утром пошёл на панскую усадьбу. Он надумал продарить самоцвет пани, которая сильно любила золото и всякие драгоценные штучки. Но когда он ползал самоцвет пану, тот закричал:
—    Ах ты негодник! Где ты его украл? Ведь он стоит целую кучу денег.
—    Я не украл его, хозяин. Мне принесла самоцвет змея, которая была вместе с вами в яме.
—    Ну и лжец! Убил, наверное, какого-то путника и забрал у него такую драгоценность!
И  пан  отобрал  у Михала самоцвет, а его самого приказал бросить в темницу да ещё и слугу послал в город подать в суд.
Привели Михала на суд. Он рассказал о том, как вытащил пана из ямы. Но пан клялся, что батрак врёт. Судья послушал пана и говорит Михалу:
—    Эге, мой дорогой. Кто же тебе поверит? Есть у тебя свидетели?
—    Есть свидетели! — выкрикнул Михал. — Есть медведь, кот, змея, только они в лесу. Позовите их, пусть скажут! 
—    Никто   твоему   вранью   не   поверит! — разозлился судья.
Он уж было хотел вынести приговор, когда внезапно за дверью что-то зарычало. Открыли дверь, и в зал вошёл медведь. На спине у него сидел кот, а змея обернулась вокруг шеи и поглядывала вокруг своими умными глазами. Все ужасно перепугались, а пан побледнел и спрятался за столом. Медведь со своими друзьями двинулся к нему. Тодько лишь подошли поближе— пан заголосил:
—     Отойдите! Отойдите! Я скажу правду. Этот человек не виновен. Было так, как он сказал. Я все отдам!
Михала немедленно освободили, и слух о том, что с ним произошло, полетел по всей околице.
Люди так потешались над паном и стыдили его, что он вскоре сбежал куда-то аж за море. А Михала все хвалили и уважали. И вскоре назначили его лесничим. Зажил он с людьми в добром мире, а после женился на своей невесте.
Справили   пышную свадьбу. Еды и питья было вдоволь. Медведь, кот измея тоже пришли на свадьбу. За столом их потчевали  тем, чтоони любили больше всего: медведя — мёдом, кота — жирным мяском, а змею — сладким молоком. Сколько душа пожелает.
И такая была хорошая свадьба, какой на околице да и во всей Польше никто не видывал и не помнил.


БЫЛО ПРИКЛЮЧЕНИЕ
1
Если честно, школа наша
школ других ничем не краше,
но весь город обойди,
а известней — не найти!
Расскажу я по секрету
об истоках славы этой.

2
Есть за городом пещера
уникального размера,
утверждают, что она
не имеет вовсе дна!
Поглазеть на это чудо
люди едут отовсюду,
очень много, как ни странно,
и туристов иностранных.
Правда, вот уже с полгода,
как в пещеру нету хода —
говорят: она закрыта
после... нашего визита!

3
Было дело! Как-то раз
повели в пещеру нас.
Там, где был в пещеру вход,
группу ждал экскурсовод.
Инструктаж провёл он краткий
с нами тут же, для порядка.
«А теперь — за мной. Вперёд!» —
приказал экскурсовод...
Так экскурсия в тот раз
Тихо-мирно началась.

4
...Поначалу, как обычно,
мы вели себя прилично —
пять минут, а то и семь,
неуютно было всем,
но потом-таки в свою
мы попали колею!
Сталактиты-сталагмиты
были Ваней перебиты.
Вова с Колею вдвоём
наплевали в водоём,
а жующий вечно Сеня
грот огрызками усеял.

Часть наскального рисунка
ухитрился спрятать в сумку,
совершенно озверев,
«археолог» юный — Лев.

Федя бил мышей летучих,  
просто так, на всякий случай,
бил их влёт, с обеих рук —
кирпичом на ультразвук.

Жора факелом на стенке
начертил посланье Ленке,
да такое, что у нас
навсегда фонарь погас!

А потом все так орали,
что обвал случился в зале:
многотонный рухнул свод
пострадал экскурсовод...
Тут уж даже мы решили,
что слегка переборщили.

…Трое суток нас спасали,
еле-еле откопали.
Облетела город весь
эта радостная весть!
Вот тогда-то, поневоле,
и пришла известность к школе.

5
Вот и кончен мой рассказ.
Обошлось без жертв в тот раз.
Поменяли, правда, вскоре
всё начальство городское.
Ну, а в области с тех пор
все пещеры — на запор!


Перед тобой пять геометрических фигур. Выбери из них ту, которая понравилась больше других. Выбрал? Тогда читай себе!
КВАДРАТ.   Ты  человек  работай    старательный.  Любое дело доводишь до конца. Любишь порядок; все вещи должны быть на своих местах. Но иногда и чрезмерно придирчивый к другим.
ПРЯМОУГОЛЬНИК. Ты интересный и любознательный человек. Довольно легко можєїіїь усваивать новые знания. Вообще любишь всё новое. Но иногда не знаешь, чего тебе хочется больше, не можешь выбрать главное.
ТРЕУГОЛЬНИК. Ты человек целенаправленный. Теб? трудно сдержать на пути к поставленной цели. Любишь командовать другими, но можешь неожиданно растеряться, если верховодить захочет другой.
КРУГ. Ты доброжелательный человек. Любишь помогать другим, переживаешь за них. Конечно, твоё сочувствие помогает, но лучше подумай, как помочь товарищу не только словом, но и делом,
ЗИГЗАГ. Ты выдумщик: всякие новые выдумки так и прут из тебя. Но не всегда полезные и смешные. Да и твои поступки не так уж легко предугадать, трудно сказать, что ты сейчас сотворишь.
А теперь, коль ты знаешь о достоинствах и недостатках собственного характера, задумайся, как хорошие черты усилить, а от плохих — избавиться!

 


Дата внесення : 26.09.2012     Переглядів: 437     Популярність: 98.06%    
Належить до розділів:
Українські
Журнали, альманахи, газети
Барвінок



Новий коментар

Ім`я відправника
E-mail відправника
Надрукуйте код :

Читанка © 2009
Дизайн Fish,
програмування Dobrovolsky